Новости сайта и сериалаистория сериалаАвторы сериалаинформация об актерахКраткое описание эпизодовФанфикифотогалереяАудио, Видео, и пр.Гостевая книга-форум, голосовани и пр.

Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания ЗенонНСП
 
 
 

"ПОВЕЛИТЕЛИ МОЛНИЙ"



 

Г Л А В А VII

Наступило долгожданное утро. Дождь наконец затих, поредели темные тучи над лесом, но они по-прежнему не пропускали светлых лучей солнца. Казалось, что в подземной камере чуть приоткрыли окно, но оно расположено так низко, что свет солнца не достигает его и вокруг остается полумрак.

Кругом стоял усталый, мокрый лес. Теперь он казался не страшным и жутким, а скорее, измученным и угрюмым; ветви поникли под тяжелой ношей дождевых капель. Тут и там виднелись глубокие, мутные лужи с зеленоватой болотной водой. Один ветер легко и беззаботно перелетал от дерева к дереву, дергая их за ветки, словно стараясь расшевелить. Деревья отвечали ему дружным водопадом капель к земле, но, избавившись от своего груза, приободрялись и выпрямлялись, будто гордые аристократки.

Поляну покрыл густой, молочный туман, закрыв ее от глаз случайных наблюдателей. Выступающие из него верхушки сосен казались башнями древнего замка. Избушка же, наоборот, потеряла свою ночную таинственность и загадочность и казалась грудой неумело сколоченных мокрых досок, сгнивших от постоянной сырости, заросших сине-зеленым мхом. Как бы то ни было, это был конец ночи, начало нового дня.

***

В комнате по-прежнему было темно. Лишь посветлевшие отверстия между досками, которыми были забиты окна, указывали на наступление рассвета.

Камин уже давно остыл, внутри него больше не вспыхивали озорные огоньки. Колин, закутавшись в одеяло, спрятав голову под подушку, крепко спал, лишь изредка ворочаясь от страшных снов. Но видения проходили так же внезапно, как и появлялись, и Колин опять засыпал.

Под утро, не выдержав, устав от ночного бодрствования, заснула и Уэйд. Впрочем, пока Колин не нуждался в помощи, и она вполне имела право отдохнуть. Хотя сознательно Уэйд, конечно, себе бы этого не позволила, но сон все решил за нее. В доме было тихо, только чуть-чуть скреблись мыши под полом.

Неожиданно в лесу раздался резкий, отрывистый треск, как будто раскололось дерево. Звук быстро пронесся по лесу и в секунду достиг избушки, всполошив Уэйд.

Уэйд, вздрогнув, открыла глаза и осмотрелась. Первый ее взгляд упал на Колина. Убедившись, что с ним все в порядке, она снова закрыла глаза, Но тут до нее дошла мысль, что она “преступно” спит, вместо того чтобы присматривать за другом. Уэйд мгновенно вскочила и еще раз осмотрела Колина. Успокоившись, она взглянула на часы. Без пяти семь. Долго ли она так спала? “Батюшки, да уже утро!” - спохватилась Уэйд. Она подошла по скрипучему полу к окну и приподняла доску. Все правильно. За окном светло, правда, в пелене тумана мало что различишь. “Неужели эта сумасшедшая ночь подошла к концу?! - изумилась Уэйд.- Трудно поверить даже”. Но факт оставался фактом. Тогда Уэйд вспомнила о странном звуке, разбудившем ее. Что бы это могло быть? Да и что странного в нем? Скорее всего, дерево упало отсюда и треск на весь лес!.. Все равно - странно. Уэйд вспомнила о друзьях. Как они там? Ведь им всю ночь пришлось проторчать в том дырявом сарае... Уэйд подошла к двери и в нерешительности остановилась перед ней. Открыть ее и выйти? Но устроит ли хозяев, что без их спросу она вышла наружу? Да и снять такой огромный засов было не так-то просто. Может, лучше подождать? Если честно, Уэйд было страшновато одной выходить в туман. Вспомнились ночные голоса, стуки. Наверное, это был только сон, но все же...

Ее раздумья были прерваны появлением хозяев. Уэйд поскорее отошла от двери, чтобы не вызвать подозрений. Хозяйка удивилась:

- Как? Всю ночь так и не спала?

- Чуть-чуть только, - Уэйд было неловко признаться в своей слабости, - недавно вот проснулась.

- Как твой брат? - спросила хозяйка.

- Да как он? Спит. Вроде жар прошел.

Хозяйка критически оглядела Колина.

- Хорош. Днем лучше будет. Но к вечеру возможно опять ухудшение. Впрочем, болезнь странная, точно не скажешь. Но опасности уже нет. Уэйд облегченно вздохнула. Она верили словам хозяйки; видимо, та разбиралась, имела опыт в таких делах. А, в общем, подозрительно все это.

Между тем что-то сердито проворчал хозяин. Похоже, это касалось камина:

- Надо же! Дров заготовили мало и теперь он холоднее льда! Говорил же - заготовить побольше надо, а ты все - хватит, хватит.

- Да за день натащим еще. Много ли нам надо? Давай пока еду приготовлю.

- Еду - хорошенькое дельце! На чем же? На холодном камине?

- Сэмюэль, - строго заметила хозяйка, - ты забыл, что у нас есть примус. Керосина для него хватит.

Тут только Уэйд заметила, что в углу, между двумя старыми шкафами, стоял такой же старенький примус. Сэмюэль вытащил его оттуда, и, все еще продолжая ворчать (видно, таков был его характер), заправил его керосином и зажег. Хозяйка пошла в другую комнату - по всей видимости, кладовку - и вскоре вернулась с мешком картошки, банкой соленостей и мешком, в котором обнаружились... консервы. Последние никак не вязались с уже сложившимся образом таинственных обитателей лесной избушки. Интересно, подумала Уэйд, кто им консервы приносит? Или они как - то в город выбираются? Интересно, есть ли в этом мире вообще города, или кругом один лес? Нет, глупо, ведь откуда же примус, консервы? Это можно изготовить только в заводских условиях. Скорее всего, города просто сдвинуты из-за лесов, стоит спросить. Сейчас же главное - проведать Квина и Рембрандта и позаботится о Колине. Так думала Уэйд, помогая хозяйке готовить еду - надо же было хоть как-то отблагодарить ее за помощь.

Наконец чайник закипел, и на примус поставили сковороду с картошкой и консервированной говядиной. На консервной банке Уэйд прочла надпись: “Мясная компания Сан-Франциско Beef-pork”. Значит, город есть!

- Скажите, а отсюда далеко до Сан-Франциско?

- Как далеко? - удивилась хозяйка. - А вы что, не знаете?

- Мы же нездешние, из Канады. Ехали в город и заблудились в лесу.

- А-а, вот оно что. Ну тогда понятно.

- Так далеко ли?

- Далеко, очень далеко, - хмыкнул Сэмюэль. Он уселся в углу и принялся прочищать свое охотничье ружье, которое вчера наставлял на Квина. - Несколько миль по дороге. Все развезло, проехать теперь трудно. Кругом лес да лес. Глушь, чащоба. А подальше болота - вообще гибель.

От таких сведений Уэйд явно не стало спокойнее. Она попыталась отвлечься.

- Вы на охоту собираетесь?

- Да нет, - ответила хозяйка. - Мой Сэмюэль идет силки на зверей смотреть. Сейчас стало туго с провизией, приходится самим добывать еду.

- Проверять, - опять заворчал хозяин. - В этакую сырость никакое зверье добровольно ходить по лесу не станет. Пустые силки - пустая трата времени. Гиблое время - нет хуже осени в лесу. Одни сверкатели, змеи поганые, бродят. - И Сэмюэль ругнулся про себя насчет нелюбимых им сверкателей.

Уэйд очень хотелось узнать, кто же они, но она не решалась спросить об этом у сердитого хозяина.

- Скоро еда будет готова, - сказала хозяйка, помешивая большой деревянной ложкой содержимое огромной сковородки.

Уэйд взглянула за окно.

- Скажите, а можно уже дверь открывать? Проведать товарищей?

- Да что за спешка! Поедим и откроем. Никуда они не денутся. А еды и им оставим. На всех хватит.

- У нас вообще до завтрака запрещено двери открывать, - вставил свое слово Сэмюэль.

Уэйд поняла, что спорить сейчас бесполезно, и села на скамейку рядом с больным Колином. К счастью, еда быстро поспела. Колин так и не проснулся, да Уэйд и не была уверена, что он захочет есть. Сама же она только теперь почувствовала, как она сильно проголодалась за эту тяжелую ночь. Но смутная тревога за друзей не давала покоя, и Уэйд без всякого удовольствия, как можно быстрей расправилась со своей порцией, но решила подождать хозяев, чтобы очередной просьбой окончательно не рассердить Сэмюэля. Как назло, они ели не спеша, оживленно беседуя о своих заботах. А Уэйд не на шутку разволновалась и постоянно бросала отчаянные взгляды на закрытую дверь. Хозяйка, наверное, неправильно истолковала эти взгляды, и от всей души дала Уэйд еще одну порцию картошки. Чтобы не обидеть ее, Уэйд пришлось через силу одолеть и эту тарелку еды. Но всему когда-то приходит конец. Хозяева насытились и Сэмюэль (довольный на этот раз), пошел открывать дверь. Через минут пять дверь была освобождена от сложной системы засовов и замков, и появилась возможность выйти на улицу.

Туман за час практически разошелся, и утренний лес предстал во всей своей красе. На небе временами поблескивало солнце, ныряя из тучки в тучку, умытый лес сверкал золотом осенней листвы. Картина преобразилась, ночные страхи улетучились, кругом царил друг человека и всего живого - свет. Казалось, что все плохое уже позади...

Уэйд осторожно вышла на поляну перед домом и огляделась, словно ожидала увидеть здесь страшного черного человека, напугавшего ее прошлой ночью. Но вокруг было пусто. Тогда Уэйд, повернувшись, направилась к сараю, стараясь не наступить в лужи.

***

Квин крепко спал в эту ночь. Буря убаюкала его. В долгом, как жизнь, сне пробегали все события его нелегкой молодости, года скольжений, проведенные в иных мирах. Он видел, как на киноэкране, начало путешествия, себя, такого веселого, радостного, чуть даже самоуверенного молодого ученого, сделавшего великое открытие. Он вспоминал свои мечты о славе, о продолжении этой работы в масштабе целой страны. Затем шли годы странствий, четыре долгих года, когда он растерял свой былой запас гордости, зато узнал о том, что такое дружба, что такое преодоление слабости и борьба, нашел в своих случайных спутниках настоящих товарищей. Потом возвращение домой... в мир, порабощенный кромагами. Вспомнилось горькое чувство вины, что это из-за него враги отыскали Землю-1. Потеря товарищей, семьи. Правда, он получил надежду найти свой настоящий дом, но этот-то продолжал оставаться родным, и больно было видеть, как его терзают враги. Новые странствия. Он нашел брата, не отчаивался найти свой дом и родителей, помочь Земле-1. Потом жуткий опыт Гейгера - и он заточен в теле своего же двойника-дубликата, потеря своего “я”, жизнь в мыслях. Навсегда. Нет, и тут ему повезло, и товарищи вытащили его из этой передряги, спасли. А затем последовало возвращение, казалось бы, навсегда потерянных друзей, победы над кромагами. Все идет к лучшему. Но долго ли так будет продолжаться? Квин за эти годы заразился мучительной болезнью недоверия - он чувствовал подвох даже в удачно складывающихся обстоятельствах, и постоянные тревоги совсем замучили его. Нельзя всю жизнь бояться - это правильно, но как не бояться?

“Зачем мне этот странный сон жизни моей?” - думал Квин, медленно просыпаясь... Оставался горький привкус ото сна, Квин чувствовал, что когда-то, в первые годы скольжения, он сделал что-то не так, забыл о чем-то важном и теперь это не дает ему покоя. Дело не в чувстве вины за несбереженный мир, и даже не в друзьях, хлебнувших из-за него горя. В чем-то ином, о чем не говорилось даже во сне, ибо запрятал это Квин за семью печатями, и мыслям было туда не пробиться. Теперь догадывайся сам. Да тут и гадать особо не надо, просто нужно в чем-то важном признаться самому себе. Это сложно, но необходимо.

Тут-то и раздался неожиданный стук в дверь, вернувший Квина в мир реальности. Квин открыл глаза. Кругом было темно, свет лишь чуть-чуть просачивался через щели между досок. Квин лежал, чуть ли не по шею зарывшись в солому, но спросонья он не сразу понял, что он вообще тут делает.

Стук стал требовательнее. Послышался голос Уэйд: “Эй, ребята! Квин, Ремми! Вы что, еще не проснулись?” “Вот оно что!” - понял Квин, и тут же вслух недовольно произнес:

- Ну, может, хватит там стучать? Слышу и так.

- Это называется приветствие! - вздохнула Уэйд. Квину стало неловко. Он вспомнил, как тяжело всем пришлось в эту ночь.

- Ладно, не обижайся! Я не со зла. Сейчас открою. Только доберусь до двери.

Квин кое-как выбрался из соломы и пополз осторожно к двери, боясь задеть в темноте Рембрандта.

- Тебе, Ремми, тоже пора вставать! - говорил Квин. Ответа не последовало. “Лежебока, - подумал Квин, - ничего, я до тебя доберусь”. Он пытался нащупать засов. Безрезультатно. Ночью Квин старательно запер дверь, и отворить ее теперь было большой проблемой.

Квин ухватился за засов и затряс его с такой силой, что зашатался весь сарай. Но засов не сдвинулся с места.

- Ух, - перевел дух Квин, - ну и дела. Крепко же я его закрыл. Как бы не остаться теперь взаперти. Эй, Ремми, довольно прохлаждаться! Помог бы. Спит. Негодяй!

- Да не торопись ты, Квин! - ответила Уэйд.

- Большое спасибо! Не сидеть же тут целый день! - и, смягчившись, он добавил:

- Я открою, только передохну, - и Квин повалился на солому. - Что с Колином? Как он?

- Ну как тебе сказать... Для жизни больше опасности нет, но он еще не совсем здоров. Но лучше, лучше, - быстро закончила Уэйд, не позволяя Квину волноваться за брата.

- Что у него за болезнь? Не знаешь?

- Похоже на воспаление легких... Хотя в какой-то странной форме. Загадочные сны... В общем, сильно его молнией стукнуло.

- Ты думаешь? Но мне-то досталось больше. А я себя чувствую прекрасно.

- Может, именно потому, что больше.

- Ну хорошо... А ты?

- Что я?

- Ты-то как? Как самочувствие?

- Нормально. Не в меня же молнии попадают.

- Опасностей и без молний хватает... Ох уж этот Рембрандт. Умеет спать человек. Ну, отдых закончился, пора за работу.

Квин на этот раз, собравшись с силами, дернул засов в нужном направлении и дверь наконец-то открылась. Тяжело дыша, Квин выбрался из сарая и тут же наступил в лужу.

- Эх, чтоб ее! Прямо у входа!

- Извини, забыла предупредить. Дождь хоть и закончился, но боюсь, не надолго.

- Зато наследил ... за собой.

Квин огляделся.

- Надобно сказать, что такой лес мне больше нравится. Но оставаться тут больше не хочется. Чем скорее уберемся отсюда, тем лучше. Должен же где-то быть город. Сколько у нас еще времени?

- Не знаю, таймер же у тебя.

- А, ну, да! Так - три, эх... Почти три дня! Ну что за невезенье! Прав был Рембрандт насчет этого мира...

- Да, кстати, Рембрандт!

Уэйд подошла к сараю и заглянула туда. Дверь была широко раскрыта, свет свободно проникал вглубь, и все было видно. Уэйд растерянно просмотрела на Квина:

- Квин... посмотри сюда...

Квин бросился к двери и тоже заглянул в сарай.

- Не может быть!

Друзья медленно повернулись и посмотрели друг на друга. Удивиться и было чему - Рембрандта в сарае не было!

 

Г Л А В А VIII

Минуту друзья стояли, не двигаясь, не понимая, как такое могло произойти. Наконец дар речи вернулся к Квину.

- Куда же он делся?

- Можешь спросить что-нибудь полегче? - ответила Уэйд. - Это должен знать ты: вы вместе ночевали.

- Мы никуда не выходили. Да и дверь была заперта изнутри, ты видела, я еле открыл ее. Рембрандт не мог уйти.

- Прямо тайна запертой комнаты, - проговорила Уэйд, входя в сарай.

- Можно обойтись без этих детективных замечаний, - недовольно проговорил Квин.

- Не сердись. Я просто вспомнила. Во всяком случае, сарай нужно осмотреть.

Квин с этим согласился. Но осмотр запутал еще больше.

- Так, подземного люка нет, стены крепкие, просто так не сломаешь. Через щель и мышь не проберется, - подвел итоги Квин. - Исчезнуть отсюда невозможно.

- А что это за разбитое зеркало? - поинтересовалась Уэйд, указав на осколки, разбросанные по соломе.

- Не знаю, - протянул Квин, - то есть знаю. Погоди! Оно было целым! Еще вечером!

- Целым?!

- Ну да! Мы при свете таймера осматривали сарай и увидели это зеркало. Я еще смотрелся в него. Оно висело высоко, раздавить его мы не могли.

- Странно, хозяйка говорила, что в доме нет зеркал.

- Значит, обманывала.

- Но зачем?

- Кто ж ее знает. Эта парочка мне вообще не нравится. Чувствую - это их рук дело.

- Знаешь, Квин, ночью я слышала неясные звуки - голоса, топот бряцание оружия. И вроде даже через окно видела фигуру человека. Но я думала, что мне все это приснилось.

- Я лично не слышал ничего. Но Ремми тоже говорил мне об этом, - Квин чуть смутился, вспомнив тот ночной разговор, - весь изволновался, бедняга.

- Квин, а что если это правда? Двоим не могло показаться.

- Глупости, Уэйд! Я не верю во всякие ночные кошмары и мистику.

- Даже после приключений в мире Колдуна?

Квин не ответил. Он вдруг в ужасе уставился на свою руку, которую вчера поранил, падая с дерева.

- Уэйд, - воскликнул он, - гляди!

Но глядеть было не на что - раны не было! Рука была абсолютно здорова.

- За ночь, - тихо сказала Уэйд, - твоя рука не могла так быстро зажить. Ты разбил ее до крови.

В молчании друзья вышли из сарая и сели на бревно, лежавшее неподалеку.

- Прямо детектив какой-то получается, - пробормотал Квин, - таинственное исчезновение человека из запертого сарая, разбитое зеркало, странные звуки в ночи, вчерашние молнии. Наконец, рука, выздоровевшая за одну ночь и Колин, заболевший меньше, чем за полчаса. Что бы это значило? Я лично ничего не понимаю

Так они просидели еще минут пять. Наконец, Квин, вздохнув, поднялся.

- Как бы там ни было, нужно что-то предпринимать. Сидя здесь, мы ничего не изменим.

- Что же будем делать?

- Как и прежде, искать выход из положения. Думаю, прежде всего, нужно задать пару вопросов хозяевам. Может, что знают. Тем более, я уверен, что они что-то скрывают.

- Пошли.

И друзья поспешили к дому. На крыльце они увидели обоих хозяев. Сэмюэль, с ружьем на плече, уже приготовился отправиться в лес, хозяйка провожала его. Он как всегда был чем - то недоволен.

Квин подбежал к нему.

- А-а, проснулся! Драчун! - хмыкнул Сэмюэль. - Опять грубить будешь?

- Тише, тише, - вступилась хозяйка. - Не ссорьтесь. Отдохнули?

- Н-да. Мне нужно вас спросить кое о чем. Срочно. У нас ЧП.

- Спрашивай у нее, а я пошел, - проговорил хозяин. Видимо, в глубине души он не считал друзей достойными своего внимания. Квин решительно преградил ему дорогу.

- Это относится и к вам, мистер.

- Пусти.

- Выслушайте меня.

- Я тебе поговорю! Сказал - прочь с дороги.

- Мистер Сэмюэль, - крикнула Уэйд, - помогите. У нас товарищ в эту ночь пропал. Исчез из сарая.

- А мне-то какое дело?

- Какое дело? - разъярился Квин. - У людей беда, а тебе наплевать?

Сэмюэль силился уйти, но Квин не пускал его. Назревал скандал.

- Помощь ближнему, товарищество, я не говорю о простой чуткости - все это тебе чуждо?

- Иди ты, знаешь, куда! А то сейчас ружье достану!

- Только попробуй!

- Ладно, Квин, прекрати. Пускай идет, мы с хозяйкой поговорим, - уговаривала Уэйд.

Но Квин уже не мог остановиться.

- Нет, я поговорю с ним! - он схватил хозяина за одежду и затряс его. - Говори, негодяй, что тут происходит?! Ты ведь знал об опасности, но послал нас в этот сарай, а?

- Господи, да перестаньте, - взмолилась хозяйка. Сэмюэль! Молодой человек!

- Квин!

- Ну что Квин? Я тебе уже шесть лет Квин! Лучше у этого обормота спроси, куда он Рембрандта задевал? Отвечай!

- Не трогал я вашего приятеля! Это сверкатели его утащили в лес! Пусти, больно!

- Ты мне не ври! Сказок я еще в детстве наслушался!

- Да пропадите вы пропадом со своим товарищем, не видел я его!

- Молодой человек, он прав. Мы вам зла не желаем! Это ночные скитальцы его похитили. Пустите моего мужа, я вам все расскажу.

- Квин!.. Отпусти, правда.

Квин разжал пальцы и отшвырнул Сэмюэля от себя. Тот, недолго думая, обогнул его и поскорее побежал к деревьям. Весь его боевой запал куда - то исчез. Но, прежде чем скрыться в лесу, он крикнул:

- Хулиган! Нахал! Ну ничего! Надеюсь, сверкатели тебя проучат. Будь ты неладен!

Квин только махнул рукой. Но злоба еще не прошла. Он был зол на весь мир. Уэйд осуждающе посмотрела на него.

- Что же ты, Квин? Сам всегда говорил, что все по-хорошему нужно делать, а тут едва драку не затеял!

- Помолчала бы ты, Уэйд! Колин в горячке, мы неизвестно где находимся, Ремми пропал, а я должен быть спокойным?! Унижаться перед этим негодяем, грубияном? Вчера я стерпел, сегодня не собираюсь!

- Но Квин!

- Вежливость, как видишь, ни к чему хорошему не привела! Настоял бы я вчера, всех бы в дом пустили, никто бы не пропал! А теперь?

- Послушайте, молодой человек, - это пришла в себя испугавшаяся было старушка, - мне в самом деле очень жаль, что все так вышло.

- Раньше надо было думать! Ведь вы знали!

- Ну знали, но, поймите, мой Сэмюэль такой горячий, я не могу ему возразить!

- А человек из-за вас пропал, это не волнует вас? Может быть, вы его и украли!

- Ну, Квин, это уж ты перегнул палку! - Уэйд тоже начала сердиться. - Она мне так помогала ночью, ухаживая за Колином! А ты - такие обвинения! Как ты мог подумать такое?

- А что я должен подумать? Нас не пустили в дом, и Ремми исчез. Может, конечно, мне кто-нибудь, наконец, объяснит, что здесь происходит? Я ведь только этого и хочу!

- Что же вы раньше не сказали?

- Я, между прочим, это уже полчаса вам стараюсь сказать! Но меня никто и выслушать не хотел!

- Ну ладно, ладно. Теперь я вам все расскажу, что хотите. Не надо только нервничать. Идем в дом. Я буду рада хоть чем-то помочь, чтобы исправить свою ошибку.

И она направилась в дом. Уэйд кивнула Квину, все еще красному от кипевшего в нем гнева. Они поднялись на крыльцо и, притворив дверь за собой, вошли внутрь.

- Садитесь, прошу!

- Спасибо, можем и постоять, - пробормотал Квин. - Лучше скажите, как мой брат?

И он подошел к Колину. Тот спал, с головой накрывшись одеялом. Дышал, впрочем, почти ровно. Жар спал.

- Лучше, чем вчера вечером. Но еще ему выздоравливать дня два. Не беспокойтесь, вылечим.

Квин вздохнул и, отойдя к окну, устроился на краю небольшой скамьи. Уэйд села рядом.

- Ну? - нетерпеливо спросил он. - Что случилось, по-вашему, с нашим другом?

- Его украли сверкатели!

- Да сколько можно про этих сверкателей говорить! Кто они?

- Повелители молний, вот кто!

Квин горько усмехнулся:

-Да-а... Были повелители снов, теперь повелители молний! Ничего себе!

- Квин, - нагнулась к нему Уэйд, - ты забыл, в каком странном мире мы находимся? В путешествиях можно столкнуться с чем угодно!

- Но только не с этим! Впрочем, хорошо! Ну и как же они этими молниями повелевают? Уж не громовержцы ли?

- А мне откуда знать? Это они сверкатели, не я. Мне их тайны неведомы.

- Что же так?

- Я обычный человек. А они владеют тайными знаниями. Их целый клан, по лесам скрываются.

- Постойте, - вмешалась Уэйд, - а людей они зачем похищают? Своих мало?

- Люди им для опытов нужны. Не бойтесь, - добавила она, увидев побледневшие лица друзей, - они не убивают, не калечат. Но и не отпускают на свободу.

- Очень мило, - выдохнул Квин.

- Мы поэтому на ночь закрываем все окна и двери. Они - ночные гости. День - не их время. Мы и вас пускать боялись, думали, вдруг вы их слуги.

- Но почему они украли одного Рембранта, а не меня вместе с ним?

- Ох, сверкатели - великие мастера! Они любят загадочность. Люди - редкие гости в этих краях с тех пор как начался этот террор, и поэтому охота за людьми для них - настоящее удовольствие. Вот отсюда и эти странности.

- Но как они его из запертого сарая увели? Этого я никак понять не могу.

- Не знаю и я. Это их секрет. Но так уже бывало не раз. Много на своем веку я видела исчезновений, такие как ваше - большая часть.

- А разбитое зеркало - это тоже они? - спросила Уэйд.

- О, да, это их знак. Поэтому и зеркал тут давно нет. Последнее у меня оставалось - и вот.

- А почему вы не уедите?

- Куда ехать? Близких, родни нет. Дом только здесь, а денег мало. Доживем уж свой век в лесу.

- А вас не трогают?

- Да, как видите, - хозяйка слегка смутилась, - не нужны мы им, наверное. Мы и рады.

- Но на ночь запираетесь?

- От греха подальше. Не ровен час...

Выслушав хозяйку, Квин еще больше огорчился. Все было еще ничего, когда он предполагал, что дело не обошлось без участия хозяина, а теперь? Эти сверкатели, где их искать? Как спасать Ремми? Не случится ли чего с Колином? Да-а, проблем хватает. Квину вдруг стало грустно, злость прошла, осталась одна горечь. Почему им в последнее время так не везет? То к зомби попали, то кромаги их преследовали, теперь это. “Одно лишь меня радует, - подумал Квин, - хорошо, что Уэйд в эту ночь в доме была. Ну что бы я делал, если бы ее эти сверкатели захватили? Я и так перед ней до конца жизни виноват буду, что от кромагов тогда не защитил. Хорошо, что хоть здесь уберег”. Пока он так думал, Уэйд возобновила разговор.

- Что же нам теперь делать? Вы знаете, где скрываются эти сверкатели?

- Ох, нет, не знаю. Рада бы помочь, да не знаю.

- В лесу, наверное, - вздохнул Квин, - а лес тут большой?

- О, на сотни миль. Да еще болота. Топкие они у нас, а повелители где-то на них скрываются.

- Да-а, - протянул Квин. - Ладно, остается последнее - ночью в сарае притвориться спящим и схватить их лазутчика.

- Ох, не советовала бы. Усыпят и утащат, и не почувствуешь.

- А мы вдвоем, - сказала Уэйд.

- Ну конечно! Еще чего придумала, - рассердился Квин.

- Квин! Но так же лучше.

- И не думай об этом! Я запрещаю! Такой риск!

- Ого, Квин, как ты забеспокоился вдруг!

- Я просто здраво мыслю. О Колине ты забыла? Кто о нем заботиться будет, если с нами обоими что-нибудь случится, а?

- Да, - сказала хозяйка. - Он прав. Вдвоем с вами будет то же, что и сегодня. Один уснет, второго утащат.

- Я не усну! - возразил Квин.

- Не устоишь!

- Что же тогда делать?

Вопрос повис в воздухе. Хозяйка еще с минуту помолчала, вздохнула и сказала:

- Есть только один человек, который сможет вам помочь.

- Кто же он? - в один голос закричали Квин и Уэйд.

- Только боюсь, не захочет он.

- Мы уговорим. Все равно.

- Уж не знаю...

- Да говорите же, - взмолился Квин.

- Сверкателей боятся все. Только одни люди осмеливаются ездить по лесным дорогам. Это дальнобойщики.

Друзья недоуменно переглянулись.

- Да, дальнобойщики, - продолжала хозяйка. - Города у нас редкие, кругом на севере страны леса. Дороги есть, да не всякий рискнет по чаще ехать. Но дальнобойщики бесстрашны, в срок куда угодно доставят груз. Сверкатели их не трогают. Леса огородили, никого не впускают и не выпускают, одни дальнобойщики пропуск имеют. Нет отважнее людей. Лишь они сладят со сверкателями.

- Значит, - сказал Квин, - мы должны просить помощи у дальнобойщика?

- Не у каждого можно просить. Вывезут из леса все, но в лес провезет лишь один. Он, говорят, несколько лет назад такую войну им устроил, что они его теперь как огня боятся. Он молнии отведет, тучи разгонит.

- Так кто же этот герой? - не выдержала Уэйд.

- Имя его - Бенджамин Грейс. Слышали?

- Нет, мы же не здешние.

- Эх, быстро у нас забывают героев... Враги помнят дольше.

- Где его найти? Он, может, в своем путешествии очередном.

- Нет, он бросил свое дело. Личная драма. В Сан-Франциско теперь живет, в городе. И не захочет, может, в лес возвращаться.

- Уговорим, - махнул рукой Квин. - Вы только адрес дайте.

- Дам, чего же не дать. Было время - мы жили рядом...

Хозяйка, порывшись в ящике, достала оттуда лист бумаги и ручку. Написала что-то и отдала Квину.

- Вот адрес, во всяком случае, несколько лет назад он был такой. Но вроде не переезжал человек.

- Спасибо огромное вам, - Квин хотел встать.

- Подожди еще.

Хозяйка на другом листе написала несколько строк, и, свернув бумагу, подписала: “Бену Грейсу”.

- На, возьми. Если и говорить с вами не захочет, отдашь. Чай меня вспомнит и выслушает вас.

 

Продолжение следует....